ПрозаПоэзия Аудио Company

Песочные часы

Словно песочные часы перевернули:
Холод в ногах, и в горле перелом.
В зыбучем пустословии утонули...
Мы порознь... Если бы вдвоем...

Ночная улица

Вечер оступился, 
Ветер вдруг осекся,
Сон ночной не сбылся ...
Заистерила улица
Уставшими гудками,
Совсем не как на умнице
Макияж растекся
Над фонарями, под фонарями....
Размазан во все стороны,
В реке отражается,
Взметнулись сплетней вороны:
«Стыдно! Шла бы в душ!»
В углах под мостами
Скатанная тушь
Крыльев их касается
Витает облаками, прозрачными словами...
Все им интересно:
К чему надела золото?
И где же это место
Под свежим перламутром,
Где треснула эмаль
От бурной встречи с утром?
Зачем губа проколота,
Прическа набекрень?
Когда стук, грюк, серпы да молоты,
И кофе  перемолотый
Заваривает день,
Приправляя делами, между делами.
Он будним светом бьет в зрачки,
Немой допрос в его природе
Пора честь знать, одеть очки,
Солнцезащитные, простые.......                     
Красивые не обязательно
Его не привлекут "такие",
Те, кто одет не по погоде,
И было вовсе опрометчиво
Мечтать о нем, и о свободе,
А значит, пить ей снова с вечером
……………….. Запойными глотками………………..
стучать каблуками, размахивать шарфами и скрипеть зубами:
Вечер оступился,
Ветер вдруг осекся
Сон ночной не сбылся
Заистерила улица.

Собирая осколки разбитых зеркал

Собирая осколки разбитых зеркал,
Отмывая котят, побывавших в чернилах,
За приметой примету провожу на вокзал,
Как бы не проклинала и меня не молила
Сплюнуть через плечо все полезные страхи,
Разузнать, что по чем, и стоит кто за чем:
За сомненьем по скидке, за рожденьем в рубахе...
Ну, а кто и за всем... Кто за всем уследит?
И от помысла к плахе
Сосчитает шаги и заказ подтвердит?

Выставка Дэмиана Херста

Часть первая – ВЕЧЕР

         Вечер  01.06  выдался на удивление душным.  Бывавшие в тропиках киевляне, говорили о том, что такую утомительную жару им доводилось переносить только там. Скорая помощь ездила по городу и  раздавала пилюли бьющим под давлением тревогу старикам. Трудно было выбрать день для ссоры, худший, чем этот. Но не всегда получается  быть начеку и вовремя предсказать момент, когда вдруг обрывается связь, все вокруг меняется, а близкий человек становиться солдатом  из противоположного лагеря.  До последнего не хочется верить в подобные перемены, и замечать, как перестаешь узнавать так недавно любимое тобой лицо,  родные интонации, а затем и поступки.

         Далекие звуки понемногу успокаивали, пятничная  улица стала убежищем от воспоминаний об утреннем конфликте. Мыслилось в странной манере, с вензелями: от выпитого вина или от того, что еще осталось во второй бутылке.  Встревоженная жидкость переливалась, сверкала недосказанностью, как голограмма на неиспользованном пропускном билете. Заказанный алкоголю спектакль обещал состояться, уже не смотря ни на что, от чего Кате было немного не по себе. 

         Если живешь в центре столицы, это совсем не значит, что ты чаще попадаешь в центр событий – скорее тешишь себя подобной надеждой,  наблюдая за прохожими и просижими. Бессарабский рынок устал радовать цветочным  рядом, до парка слишком далеко, в книжном душно. Зато длинная очередь в выставочный  центр сулит пятиминутную отсрочку на свежем воздухе,  предлагая  вниманию множество занятных лиц и разговоров...

 

Памяти Катерины Шибик (моей самой родной подруги)

Как бы не говорила о тебе я уныло,
Как бы не вспоминала, как тебя обнимала…
Ты всегда пахла тортом и была такой милой...
Доброй, нежной и теплой…
Что бы не написала
Я сейчас о тебе,
О том, какой ты была…
Мало слов. Слов Так мало…

Вена Прага

Надменная готика в наряде техногенном

Была бы прекрасна, если бы не сдержана,

Если бы расхристана.  Не хватает отваги?

Скинуть шлейф изысканный

Из накопленной бумаги?

Чувства под линейку, да ты фригидна, Вена!!!

Что? Не действует? Ничуть не рассержена?

Верная стратегия в лучах сиянья  Праги.

Что не говори, а выдержка отменная!

Не разгадать

Не разгадать! План безупречен:

Ты выжидал в мечте моей.

Кто может знать, Что после встречи

В два раза стали мы сильней?

Им не судить, Что лучше, хуже.

Советы мне давать напрасно!

Как нас простить,

За то, что в лужах

Луна нам стеллит белой пастой

Дорогу в ночь Длиннее века?

Нас не найдут и не разбудят.

Нас гонит прочь Эта планета;

Все страхи мы оставим людям.

Хочу хмельного концентрата

Хочу хмельного концентрата,

Чуть больше ультрафиолета...

Пусть свой дурман распустит мята,

Температурит, бредит лето.

Сведет меня в горячке с ветром.

Он холоден: с кем не бывает...

Пробежка в сотни километров

Чтоб раскалиться и растаять,

Дождем пройти, бурей случиться,

Раскаяться и вновь забыться.

Заснеженной повиснуть льдиной

И вспоминать, как пахнет мята

Под неминуемой лавиной,

Что унесет меня куда-то,

Где я пойму: пора смириться.

Время дороже

Мне время дороже разноцветных бумажек.

Так тревожил обрыв!?

Теперь мил и овражек.

Потрепались слова, обносились жилетки,

Отгуляла молва... Кто в полоску, кто в клетку

Шах и мат

Признаюсь: я проиграла,

Не достаточно сильна.

Быть противником пристало,

А быть женщиной вольна?

Я хода не подбираю.

Произволен мой формат.

Ты стратег, а я живая,

Я плюю на шах и мат.

На бордюре

На бордюре сидя твердом и сером,

На пустынную глядя дорогу,

По инерции найденным мелом

Навожу очертания порога.

Мой рисунок дождем размывает:

Постоянство дарует не много.

Успокаиваюсь, привыкаю

Жить в пути, ожидая итога.

Из последней надорванной нити

Из последней надорванной нити

Выплесть солнце для нас золотое,

По вине неслучайных событий,

Не возможно, и даже не стоит

Жить надеждой тот свет воскресить:

Ведь уже никогда не забудем,

Как у нас получилось забыть,

Что мы самые близкие люди.

Диалогов, болезненных вскрытий

Не достаточно, чтоб разобраться

В череде неслучайных событий,

Заставляющих нас состязаться.

Вырезал из фона

Меня ты вырезал из фона,

Поставил в угол и раскрасил

Желаньем жизни вне закона

И мира, что предельно ясен

Своим кирпичным рядом клонов,

Смотрящих гордо в зеркала,

Повесив криво, под наклоном,

Что б майя с них не потекла,

Не обнажила переломы

В глазах из мяса и стекла,

А глаз не сотни, миллионы:

Средь них моя пара была.

Ты все использовал приемы,

Чтоб я ученье приняла…

Я не хотела аксиомы,

Сопротивлялась, как могла.

Теперь, отличная по тону

Ищу мираж в углу угла

Не чувствую

Не чувствую, могу лишь вспомнить

Твою энергию в глазах,

Могу терпеть, но не восполнить

Пробел в последующих днях.

Они всегда нас привлекали

Борьбой с естественным отбором;

Мы жизни ждали, смерти ждали…

Все смерти ждут, но так ли скоро?

О ритмах тайных рассуждали,

А нас по темным коридорам Шарами в лузы разметали…

Хотела проклинать. Террором?

Грозил ли бунт иль мой облегчением?

Дай знак, о чем узнал.

Не слышишь?

Голубоватой грустной тенью

Молчишь, присутствуешь, не дышишь.

А здесь в избытке кислорода,

Довлеет сила притяжения,

В плюсы и минусы природа

Играет в вековом горении.

Что по иному в измерении,

Где ты так нужен?

В чем же суть

Наших разлук, перемещений;

И где придется отдохнуть

От страха получить ответ:

«Все кончено», - понять не сложно.

Ты был, и больше тебя нет,

И наша встреча невозможна.

Луч прогулялся

Луч прогулялся по подоконнику,
Ты прогулялся в мою сердцевину.
Ты никогда не умел быть поклонником
И уже к вечеру стал половиной...
Утром заполнил всю, вскипающий чайник
Был спокойней меня: В недоумении
Я наблюдала за тем как случайно,
Якобы это не имеет значения,
Были заперты в шкаф обноски - капризки,
Поставлены в угол на соль все сомнения.
Хотелось быть теплой, Хотелось быть близкой,
И что необычней всего – продолжения...
В тишине
Шумом моря в твоем спокойном дыхании
Мог замявкать меня, убаюкать...
Даже трепет боялся вспугнуть замирание
Перед тем как по детски звучало : « А ну ка!»
После взрослого «жди» шли дожди,
Умножая набор заклинаний:
После « я так люблю!?» моросило,
Вдруг вмешались «Апчхи», «Обожди»,
Череда многословных молчаний,
Слово « Милый» перебродило,
Как и несколько кислых, как борщ, указаний.
Нас обоих колонна неотложных заданий.
Вдруг вернула в свой строй. И стало, как было

Бальзамирующий ветер

Бальзамирующий ветер

Мне принес твое дыханье.

В сумерках ты был так светел?!

Я застыла в ожидании

Предвкушаемого чуда,

Растворяющего хаос

Битой в дребезги посуды…

А в приданное усталость

Для двоих из неоткуда,

Чьей отрадой стала жалость.

Бумага

Бумага под давлением пресса

Извилин вовсе не имеет;

Вне корысти иль интереса

Кому-то с выводом сумеет Помочь.

И «кто-то» - Это «Я»,

Что ничего не означает

Для критиков и для тебя:

Суть слова "Я" никто не знает...

Чернил забота – вытекать

Под ритмы мыслей постепенно

На белое и дать понять,

Как кратко, даже современно,

Ты научил меня писать

«Все было с кем-то и зачем-то».

Майданам

Пуще прежнего часы

Красненеют, глядя на теплицы,

На Михаиловы трусы

И на воспрящую девицу.

Ее шатнет на стеллобате,

Но не свежат брызги фонтана.

Шатнет народ - народ заплатит.

Гуляет мусор по майданам

Вчера усталость разрешила

Вчера усталость разрешила мне не думать -

Сегодня мои мысли не унять.

Что может завтра для меня придумать?

Все те же четные попытки опознать

Все то, что не способна описать?

Все то, что не могли бы не запомнить,

И чем безудержно пытаюсь переполнить

Себя и окружающих... Понять?

Гораздо легче сочинить

Искусно то, во что приятней верить,

Принять, привыкнуть, полюбить...

Свою тюрьму - свой рай, в какой-то мере,

Но не насыщенное ясностью прозрение.

Мой рай не найден - он безмерен.

Не опоясан он гофрированным бантом

Задач и не достигнутых решений,

Знакомых субъективных и чужих

Придуманных лексических значений,

Пугающих возмездием в вариантах

Всех жертв селекции, рабов формулировки "Надо".

Подобные подачки не отрада

Для столь греховного желания проверить.

Была уверена

Была уверена,

Что жизнь размерена,

Что все предсказано,

И мы обязаны

Придумать правила

И нарушения,

Чтоб позабавиться

Перед крушением.

Глянула в зеркало:

На нем царапины,

Морщины множатся

И сохнут капельки,

По ним бегущие

От осознания,

Что предыдущие

Мои деяния,

Мои мечты

И достижения

Не оправдали жизнь,

А это была жизнь,

А не учения.

И снова в точке без координат

И снова в точке без координат,

Имеющей абстрактное значение

Для тех, кому привиделся закат,

Сжигающий желанья и стремления

И освещающий ту ось без направления,

Которую он выбрал наугад,

Что б поиграть со мной в иллюзию движенья…

Лишь пьяный атом может быть такому рад.

Чистый лист

В тонах пастельных не увижу,

Как станешь молчалив и бледен.

Я послесловия ненавижу,

Они для тех, кто тускл и беден.

Я не могу за масть винить,

Такие все, никто не бел,

И столь богатым гаммой быть

Ни один "цвет" мой не сумел.

Полна палитра акварели,

Смешалось все и стало серым,

И алую печать в постели

Поставила я неумело.

И терракотовым устало

Избавилось все от огня,

Насыщенным быть перестало,

Что ж, нет таланта у меня...

Перед листом я чистым сяду,

Не стану я его марать,

Пока дождусь чьего-то взгляда,

Что кинет в дрожь меня опять.

Я заболею, стану одержима

Всем тем, что я уже предвижу,

И ты покажешь мне, мужчина,

Что кистью лист я не обижу.

Всем тем, чего всегда хотела...

Нетерпеливый долгий писк,

Что б, мучаясь, в конец вскипело

И брызнуло на чистый лист.

Соскользая

Соскользая глазами с крыла,

И уже не найдя горизонт,

Я мгновение птицей была,

Я пронзила пространство сверлом.

Не забвение и даже не сон

Подарило отсутствие граней,

Невесомость теряла объем,

Мир картинкою стал на экране.

Растворяя пределы исканий,

Возрождая любовь к отклонениям,

Без прелюдий, признаний, венчании,

Это стало для нас откровением.

Наступая на души

Наступая на души,

В погоне за кушем

Тепло ли под душем?

Но все хотят кушать.

О, Дай же нам, Боже!

Мы люди, и что - же?

мы знаем, что в коже

Съедобны мы тоже.

Так чей же мы ужин?

То зеленый, то "стоп" сигнал

Все реже каштаны барабанят по лужам,

почти не встречается тот, кто нам нужен:

так спешил, спотыкался, и был припаркован...

То зеленый, то "Стоп" сигнал, что бы снова и снова

консервировать счастье под стеклом у обочины,

ожидая напасти,получая пощечины,

проезжая по главной,вдруг утопшей в лепнине,

позолоте и лаврах. Отражаясь в витрине,

под прищур манекенов... Стресс озвучит резина,

"Дорого", дорога, знаки и цены,

Но есть одно но: Не хватит бензина.

Все реже темнеют кожура и огрызки

США далеко, но окажется близко.

Шпионят антенны, слепят гневные фары...

Почти не заметно, но все под ударом.

Хорошо, где нас нет, а теперь и там нервно.

Не спасет интернет, если жадность безмерна.

От киоска к киоску, пополняя запасы...

Лидер наш был из воска, и у всех одна касса.

Задал ритм телевизор "Karaoke Planet": "Так! Так!"...

Водка вместо сюрпризов, Сводит счеты табак.

Возникли блоки

В наших мозгах возникли блоки,

Анализ ищет развлеченья…

Неужто, мы так одиноки,

Что акцентируем влечения?

Природа круто подшутила,

И мы во многом инородны.

Мы «Он», «Она»? Не только, милый.

И право, как-то не удобно

Друг с другом по указке генов

Играть в игру на грани фола;

Возможно завести в системе

Переключатель фильтров пола?

В круговороте эстафет

В круговороте эстафет

Я забронировала место.

Как повезло: кого-то вместо

Я развлекаюсь много лет

Добычей бюргеров на полдник,

На завтрак, ужин и в обед,

Мечтая вспомнить, кто виновник

Моих несбывшихся диет,

Моих депрессий и запоров,

И соответствовать желанья

Волшебному пиар-террору,

Зомбирующему мерцанию -

Всему, всему, чем переполнить

Меня хотят, скатав в рулет

Из не замешанного теста.

Вам мной витрину не пополнить-

Мне легче сделать вам ... омлет,

Чем дорожить тем самым местом.

Я так воспитана

Платье блестит,

Прическа шикарная,

Сердце молчит,

Я кукла продажная.

Вся боль моя

Краскою скрытая,

Губы и грудь

Грязью покрытые.

Смех мой приятен вам,

Фальшью пропитанный,

Я – уцененный хлам

Я так воспитана.

Бродят мысли

Бродят мысли, ветер веет
Их по замкнутому мозгу…
Под давлением потеют
Мои зрачки, и словно розги
Ломают стержень мой упрямо,
И грудь болит: дышать устала.
А что в низу? В низу лишь яма,
И я бороться перестала.

Скажи

Скажи, так ли сладок

Вкус моего пота,

Замешанного с кровью

В густой и липкой ком?

Скажи, тот осадок

От поцелуя с рвотой,

Названный «любовью»,

Не горчит потом?

В обороне

Когда в обороне, в бегах и заботах...
Я твой камертон, и нет мне замены,
До последнего пота не подобраны ноты,
И подводит суфлер - я бегу с этой сцены.
Я бегу по делам, по мечтам, в преисподнюю
Пока ты созерцаешь пену для ванной,
Затем хочешь меня. Извини,не сегодня.
Заварю лучше кофе, позабочусь о главном

Партизаны

Окурком в ладони по армейски уложен,

Сюжет поместился в нескольких строчках:

Тут , вроде, курили, но совсем не похоже,

Тут, вроде, любили, но поставили точку.

Целуя в прицел, исправно воюют,

Как снайпер прячут огонь и в нем жгут запятую.

Руки спрятали глаза

Руки спрятали глаза,

Мне темно здесь и уютно,

Я не против Вас, ни за,

Я вообще Вас помню смутно.

Слышу шум и голоса,

Удалить бы перепонки,

Шепот из под колеса

Завершил достойно гонку.

Тормозная полоса,

Больно мне – все как обычно.

Вы закроете глаза,

Остальное безразлично.

Матерное + глупости

Моя бодрая вагина

Раздобыла блок сангины,

Но закончились белила,

Выйти бы за крокодила –

Обеспечить постоянство,

На холстах моих пространство.

Будут краски, будут кисти,

Много акварельных листьев.

Ну и пусть немного грустно,

Я люблю тебя, искусство!!!!

+++

Разыграй, сосулька, карту!

И хуйни из ниоткуда!!!

Не поздравил с 8ым Марта...

Подадим холодным блюдо.

+++

Ты был моим идеалом

На протяжении целого года.

Скажи, как могла я Таким увлечься уродом.

Ты играл на гитаре мне В свои четыре аккорда,

А потом меня мучила В страшных снах твоя морда.

+++

Дяде Федору посвящается

Из зеркала утром глядит на меня Личико бодрое, свежее.

Все потому , что день ото дня Бухаю все реже и реже я.

Я готова ко встрече с тобой, новый день,

И сердечко активно стукает

Чужд мне сон и усталость, и пьяная лень,

И ничто меня не баюкает.

Все друзья поумнели: они молодцы,

Все себя берегут, и в новинку

То, что водку сменили чаек, леденцы

И «здоровый» подход к вечеринкам.

+++

Не запачкай желток сардинкой

Не испорти любовь резинкой,

Не пытайся на борщ ловить ската,

Не беги никуда за зарплатой.

+++

Воспряли воспрящие воспряты

+++

Тонкие материи сползали на нет. Отдай одеяльце!

+++

Мутируют мечты: был ты, теперь не ты.

+++

С ощущеньем недоеба,

В ожидании вдохновенья,

Мне бы сладкое питье бы

И то страстное мгновенье

Раздражающего тренья

И облизывания пальцев

И животного забвенья

Как у самых диких зайцев.

+++

С куском вареной колбасы,

Застрявшей в замершей улыбке,

Стираю я твои трусы.

Все между нами очень зыбко

Без досье

А до досье мне было важно:
Я с ним имела представление
О людях. Встретила однажды Тебя.
Какое наслаждение
Хотеть тебя, любить, не зная,
Кем был ты, с кем, когда и как,
Дарить тебе начало мая,
И самый значимый пустяк.
И самый светлый вестник рая
Не смог бы прикоснуться так,
Как можешь ты, никто не смеет;
Что знаешь ты, никто не знает.
Слова той силы не имеют,
Если никто не разгадает.
За их излишество казнишь
В момент, когда и так все ясно.
В момент, который ты продлишь,
Искусно, бережно, опасно.
А что в глазах скроет туман,
Вернется позже, и похоже
Блеснет мой рок, мой талисман
К недоумению прохожих.

Неон жесток

Неон жесток, в глазах печет;

И лиц так много в дыме душном.

В английских песнях равнодушных

Существование течет.

Естественность под каблуками

Глядит, как продают минуты Забвения….

Коктейль пред Вами:

Вы в обороте моды будто.

Те джинсы с поясом массивным,

С запрограммированной маткой

Давно ждут позы прогрессивной,

Язык чувствительный и сладкий.

Трезвит падение стекла,

Уже не нужного кому-то.

Со стула девушка стекла,

Все на соседа почему-то.

Развязность вовсе не в новинку,

Глаза бегут по кругу снова,

Ведь одобрение – основа,

Приятной сделает картинку.

Всем будет очень интересно

Глотать в такси воспоминания,

Зевая и мечтая пресно

О новых статус – состязаниях.

И курс у всех отрейтингован,

А у меня вопрос не в тему:

Когда наступят перемены?

Какой же вечер завтра? Снова?

Потеплело

Ворочалась я до утра,

Искала в темноте совет.

Промчалась в школу детвора,

И распечатала рассвет.

Ты не звонишь и не звонил,

Ждала, но слышать не хотела.

Кем бы не стал, кем бы не был…

Уже не важно. Потеплело.

Пара

Кто сказал : «Сапогу нужна пара»?

Я одной ногой в лете, и другой только в осени.

Переждать можно в стаде, ожидая удара,

Но не выйдет так жить, если молодость с проседью.

Не тот зал

Зашла по ошибке не в тот зал:

По дороге в кино оказался вокзал.

Было не до билетов, затянутых драм,

Прощальных мелодий и прочих комедий…

Тяжелым галопом в тот поезд мадам

Вскочила, обмякла, став нежною леди.

Дорога

Дорога мне вернет надежду,

Лишит иллюзии контроля.

Без задних ног, сменной одежды,

Зато без диезов, зато без бимолей,

Зато взгляд наполнен и ищет как прежде

Sakartvelos Gaumarjos или очерк без войны

     Притащив 1ого августа в Тбилиси, к счастью, не пострадавшие при перелете велосипеды, никто не думал, что отдых будет на столько необычным. Радостное настроение посетило еще в самолете, при знакомстве с сидящим рядом кавказцем , который пытался угостить вином и спрашивал о том, есть ли где жить : “ А если нет - можно позвонить другу и все устроить наилучшим образом”.

      Сборка “коней” в аэропорте привлекла внимание дюжины таксистов, реагирующих скептически, но по доброму, на столь “экзотические” приготовления. Увидать в Грузии велосипед довелось только в прибрежных зонах, поэтому шоу заинтересовало и представителей милиции. Не знаю, в какой бы еще стране толпой стали помогать крепить колеса , рюкзаки, проверять шины и поцарапанные вилки. В маршрут были внесены коллективные поправки, кто-то рассказывал о том, что собирается в Ирак. Мы колесили по бережно освещаемой чужими фарами дороге, впитывая горячий ночной воздух и останавливаясь возле указываемых нам фонтанчиков с питьевой водой. Подумалось : “Не в такой ли опеке и заключается предназначение настоящей милиции?!” Было очень приятно и тепло наблюдать за умением блюстителей порядка превращать ночной дозор в приятную прогулку, до самого старого города. С рекомендациями гостиниц последовало и предложение поужинать вместе. Как выяснилось позже, грузины отказывать себе в удовольствиях просто не умеют...

© Даша Марченко, 2019